?

Log in

No account? Create an account

October 25th, 2014

Ronny Ortega

Что такое финансовый журнализм?

"Текущий кризис мирового банкового рынка, экономической среды и финансовых бирж напомнил о важности финансовой среды и экономической журналистики. Это также подняло вопрос о качестве репортажа и журналистских текстов. Почему мы не знали, что это идет? Так ли, что журналисты забыли положить финансовую систему в определенные рамки? Достаточно ли они комплектованы, чтобы справиться с продолжающейся полной историей? Является ли это показателем более широкой проблемы СМИ новостей?" - вопрос, поставленный в статье "Для чего нужен финансовая журналистика" - в исследовании, изданном в ноябре в POLIS, совместный общественный исследовательский проект Лондонской Школы Экономики и Лондонского Колледжа Коммуникаций.
Это хорошие вопросы. Финансовая пресса не слишком отошла от академических учений, но если мы соберемся с мыслями для изучения вопросов, мы сделаем это.
Два года назад, Дэмиан Тамбини, старший лектор медиа и коммуникаций в ЛСЕ, запустил проект изучить роль финансового журнализма в появлении новых споров: вызово технологическому прогрессу, возростающая полнота вопросов, которые она изучает, скандал британского/рыночного инсайдера дел, раздвигающиеся финансы медиасреды, и свергающее обличие финансовых вопросов и вопросов связей с общественностью. Тогда финансовый кризис настигает, создавая систему финансовового медиа, наиболее ярким из всех, подозрительным к внешним фрустрациям. Результат - 33-страничный обзор, который рассматривает место финансового журнализма в месте как бы общей финансовой среды достаточно низким и требует незамедлительной работы над повышением стандартов (!).
И для чего же нужна финансовая журналистика?
Такие вопросы везде муссируются в журналистских кругах, и это не так хорошо, многое из того, что мы можем наблюдать в экономической прессе уже было раньше и лишь простой пересказ того, что историки в медиасреде пожелали бы назвать анабиозом, анахронизмом. Это еще и исследование Ховарда Куртца в American Journalism Review.
Здесь большинство специалистов обычно выделяют огромную значимость того, что финансовая пресса должна развиваться, что около 68% экономической журналистики уже внесли достаточно неплохой вклад в развитие самой отрасли.
"Настало время более серьезного анализа эффектов и рыночной среды и положения финансовой журналистики. Как и новые интернет-проекты это должно развиваться большими шагами", - повествует Чарли Беккет, директор POLIS.
В одной из газет уже была опубликована обширная работа на тему исследований, того какие позитивные и негативные последствия несет собой финансовая журналистика, тысячу раз в ней утверждаются и продвигаются различные "за" и "против" и, собственно, это газетный материал (Tambini paper) говорит о том, как нужно создавать финансовый синдикат, чтобы с него было хоть какое-то возмещение убытков, некоторый европейский стандарт прессы. Кроме того, журналистика не должна ни в коем случае вмешиваться в биржу ценных бумаг, допустим.
Целая кризисная эпоха прошла перед нашими глазами, когда мы поняли, что аггресивный бизнес может принести вред. В "Vanity Fair" журналист Брайан Берроу выдал потрясающую новость о том, что CNBS сыграло на руку в дело Берри Сперса. А не доводя дело до конфликта, им пришлось участвовать в дискуссии с инферналом информационной среды из "Wall Street Journal" Берри и братьями Лехманн.
Говоря о том, что бизнес становится аггрессивным, многие забывают, что сама финансовая пресса долека до аггрессивного состояния, в котором она якобы в силах пребывать. Даже эта характерная черта, что она готова наброситься на кого угодно, говорит не в угоду финансовым шишкам с Wall Street.
Самое важное для решения трудностей такого рода, это достичь такой ситуации, когда произойдет самоопределение журналистов, когда они перестанут выговаривать настолько четко все индексы Доу, все данные рейтинговых пунктов, граждан, инвесторов. Когда же они поймут, что от этого несет эпигонством?

Some specialist business and financial journalists see their role entirely in terms of provision of information to investors, and their primary responsibility in terms of helping them make successful investment decisions. Some have a very developed sense of how they should serve investors, keeping a mental tally of successful calls and tips, and their implications for investors’ bottom line. Others are much less socialised into a general journalistic view of the world, seeing business journalism as a branch of journalism with the same orientation to the broader public interest as a whole. If a business journalist deals with a story on the ethical practices abroad of a company – a story on child labour or collusion with non-democratic authorities, for example – should the business reporter base news values on whether this is likely to impact the bottom line or on a more general journalistic notion of the public interest? Ultimately, do journalists have a broader professional duty to ensure that corporate malpractice comes to light, or is their role merely to provide whatever their readers want? And are those readers basically to be addressed as real or potential investors or as citizens with a variety of views? All outlets will develop their own ideologically tinged approaches to these fundamental questions. And whilst these abstract questions will rarely be explicitly discussed on news desks, the de-facto orientation of any journalist to these fundamental responsibilities will impact every aspect of her professional practice, in terms of what stories are sought, what news values are accorded to them, and how they are presented.
In summary, there is some general agreement on a basic tier of responsibilities that most financial and business journalists agree to: to respect the codes of conduct and the law, and to respect any particular guidelines that apply to the particular outlet in which they work. But the more positive responsibilities are much more disputed. Some reject the notion of any profession-wide template of responsible behaviour entirely, arguing that each media company, in providing news services, simply serves customers and responds to their demands. Others have a more developed notion of the role of financial journalism in the system of corporate governance: according financial and business journalism a ‘fourth estate’ role in relation to corporate power: holding both businesses and public authorities to account and investigating malpractice.
If journalists see themselves mainly or merely as serving the market or investors, they may be less effective in their watchdog role.

С этим сложно не согласиться. Дело в том, что в том состоянии, когда пресса столь опрометчиво погналась за успехами в финансовой среде, ей был выдан аванс уже большого успеха того, что произойдет, что она может спокойно действовать в привычном для нее пространстве журналистского окружения. Но время шло, и сложно было найти какое-то реальное отражение в этих многомоментных повторениях, пока финансовые рынки рушились. Решений пока нет, решения будут скоро, а теперь читаем моду, ссылка на статью внизу. http://www.sgmg.ru/beauty/

http://www.cjr.org/the_audit/post_153.php?page=1